Історія > История православной церкви в селе Пилипы (Пилиповка)

История православной церкви в селе Пилипы (Пилиповка)


28-01-2011, 16:46.
На современной карте Чудновского района значится село Пилиповка. Однако в народе его продолжают называть Пилипы (так село именовалось до 1946 года) или же уточняют: Пилипы русские или Пилипы украинские. В селе издавно существует русская старообрядческая община, которая и дала название селу. (Филипповцы (на Украине пилипоны) – представители одного из самых радикальных безпоповских старообрядческих толков. Назывались по имени «старца» Филиппа (в миру Фотия Васильева, 1674-1742)). Здесь сохранилась старинная старообрядческая молельня, построенная срубом из тесаных бревен, в которой и в наши дни совершаются службы.

Часть села, в которой первоначально жили старообрядцы, называют Пилипы русские, а ту часть, где селились православные – Пилипы украинские. 2 января 1926 года по границам этого неформального деления село административно разделили на села Пилипы первые (украинская, православная часть) и Пилипы вторые (русская, старообрядческая часть). Вновь две исторические части одного села были объединены 29 июня 1960 года.

В украинской части села с XVIII века существует православный храм. В клировых ведомостях первой половины XIX столетия указано, что Покровская церковь построена «когда и кем неизвестно». Н. И. Теодорович пишет о том, что церковь «была уже в 1781 году», основываясь на том, что с этого года в храме хранились копии с метрических книг. Однако можно говорить о более раннем происхождении храма, так как еще 28 марта 1772 года князем Янушем Сангушко приходу была дана эрекция на землю, подтвержденная затем в 1788 году презентой помещицы Людвики Бержинской. Причем Януш Сангушко, желая, чтобы после священника Максима Григоровича служил Онуфрий Чолганьский, «дал письменное эрекциональное подтверждение с тем, чтобы как Онуфрий Чолганьский, так и иные по том Чолганьском на приходе села Пилипов наступающие священники землею издревле к церкви принадлежащею владели». Отсюда видно, что храм существовал еще до 1772 года.

8 апреля 1788 года в Покровский храм села Пилипы униатским митрополитом Иасоном Смогоржевским был рукоположен священник Марк Гавриилович Новицкий. Именно этот священник в 1795 году вместе с приходом присоединился к Православной Церкви. После присоединения священника к Православию отношение к нему польских помещиков резко изменилось в худшую сторону. В первую очередь это коснулось церковной земли – основного источника дохода для священников в то время. После смерти местного помещика Андрея Бержинского вдова его Людвика Бержинская, «не имея способа заимодавцам мужа своего должных денег уплатить», разделила своё имение и по частям раздала кредиторам.

Совершавший раздел судья из Житомира Иосиф Моржиовский «отдал заимодавцам и церковные земли, а вместо них обозначил для церкви земли намного меньше и в неудобных местах». Двое кредиторов «стольник Черниховский» Петр Желенский и «чашник Житомирский» Тадеуш Дубицкий доставшиеся им земли вернули церкви (дали на них от себя «письменные реверсы»). Другие не преминули случаем захватить церковные земли. Особенно усердствовал в нанесении обид священнику «подкоморный и маршалок дворянский» Осип Бержинский. В прошении на имя императора Павла I от 28 июля 1798 года священник Марк Новицкий жалуется, что упомянутый Бержинский в 1797 году «делал во все без изъятия церковные земли помешательства и насилие и сего июля 26 числа с церковной земли засеянный мною хлеб и собранный моим коштом 19 коп пшеницы, а жита 5 в двор свой велел забрать, а сенокосных же земель отнюдь и косить не позволяет».

Священник Марк Новицкий известен также благодаря двум своим сыновьям, ставшим почтенными протоиереями. Старший из них – Наркисс – окончил Волынскую Духовную семинарию, преподавал там же, был Волынским кафедральным протоиереем (т. е. настоятелем кафедрального собора в городе Житомире). Младший – Феофил – окончил Волынскую Духовную семинарию, затем Киевскую Духовную академию со степенью кандидата богословия, служил настоятелем Успенской церкви города Бердичева (в 1824 – 1828 годах) и смотрителем Бердичевского приходского училища (в 1823 – 1828 годах), в 1828 году был переведен в Варшаву «настоятелем греческой Свято-Троицкой церкви и благочинным всех православных церквей и монастырей в Привислинском крае», а в 1834 году стал первым в истории кафедральным протоиереем Варшавского собора и в 1840 году – первым смотрителем новооткрытого Варшавского духовного училища.

Преемником отца Марка Новицкого в Пилипах с 1821 года был священник Никифор Никитович Скород(з)инский, родом из села Малый Браталов Житомирского уезда, происходивший из дворян. В 1798 году в Луцком уезде он выполнял миссию по присоединению людей из унии к Православной Церкви. До перевода в Пилипы служил в церкви Рождества Христова местечка Пятка (в 1798-1816 годах) и в селе Бараши Житомирского уезда. В середине XIX столетия в Покровской церкви села Пилипы служил священник Михаил Рябчинский. В начале своего служения он бывал излишне строг, за что по жалобе прихожан отбывал двухнедельную епитимию в Тригорском монастыре (любопытно, что дьячок Харитон Корницкий «за участвование в написании и подаче жалобы прихожан на священника Рябчинского» был подвергнут месячной епитимии в Любарском монастыре и должен был подыскать себе другой приход).

Во время настоятельства священника Михаила Рябчинского в жизни прихода произошли важные события: в 1849 году была построена стоявшая отдельно от церкви деревянная на каменном фундаменте колокольня, а в 1855 году на средства помещицы Юзефы Залесской при пособии прихожан воздвигнута новая деревянная на каменном фундаменте церковь. Этот храм в несколько обезображенном в советское время виде сохранился до наших дней. При отце Михаиле в 1862 году на церковной земле был построен и новый деревянный дом для церковнослужителей «совместно с школкою для обучения мальчиков».

В 1877-1895 годах в селе Пилипы служил священник Василий Диминский. Во время его служения в 1886 году в селе была открыта церковно-приходская школа. Пол десятины земли под строительство школьного здания в 1889 году пожертвовал представитель известной династии сахарозаводчиков и меценатов Феодор Терещенко. Летом 1894 года в Киеве на церковно-школьном съезде и одновременно устроенной выставке были представлены план и фасад церковно-приходской школы в селе Пилипы и образцы письменных работ ее учеников. При отце Василии крестьянин Тарасий Чиж в 1879 году пожертвовал в храм паникадило и хоругви на сумму около 77 рублей (за что был удостоен Архипастырского благословения и благодарности), а помещик Феодор Терещенко в 1889 году – новое паникадило стоимостью 250 рублей.

15 июня 1890 года село Пилипы неожиданно, вследствие изменения маршрута по пути в Чуднов, посетил архиепископ Волынский и Житомирский Модест (Стрельбицкий). «В с. Пилипах, посетив храм и узнав от местного священника, что в приходе его находится достаточное число раскольников филипповского толка, Преосвященнейший Владыка советовал священнику влиять на них словом пастырского увещания и просвещать их светом истины Христовой, вечно и неизменно хранящейся в святой православной церкви. Узнав затем от священника, что сей последний зависящими от него мерами и средствами влияет на раскольников и верным помощником себе в этом деле имеет надежного человека – прежде раскольника, а ныне верного сына православной Церкви, Владыка призвал благословение Божие на труды доброго пастыря и сказал: «Трудитесь и Господь Бог не оставит вас Своими милостями. Достоин делатель мзды своея, – уповаю, что милосердый Господь воздаст должное и вам за ваши истинно пастырские труды».
В 1895 году священник Василий Диминский перешел в местечко Народичи на открывшееся место второго священника.

Непродолжительное время (в 1895-1896 годах) в Пилипах служил священник Павел Яссиевич, перешедший затем в Туркестанскую епархию.Священник Петр Шаравский тоже пробыл в Пилипах недолго (1897-1900 годы), перейдя затем, согласно прошению, в село Рачки. Однако во время его служения в жизни прихода произошло значительное событие. В 1898 году из Почаева в Житомир прошел грандиозный крестный ход с великой православной святыней – чудотворной Почаевской иконой Божией Матери. Путь его пролегал и через село Пилипы. 7 октября священник вместе с жителями села встречал святыню, следовавшую из местечка Пятки, на рубеже своего прихода. «Волынские епархиальные ведомости» так описывали это событие: «Крестный ход с. Пилип встретил Св. Икону в 4 час. веч., ожидая Ея прибытия с 11 час. утра. Приняв Святыню от Пятецкой процессии, Пилиповский крестный ход провожал Ее в свой храм, при пении канона: «Отверзу уста моя…» На пути у сельских домов служились краткие моления, которые продолжались и в церкви, где народ все время прикладывался к Лику Богоматери. Из церкви Св. Икона направилась в с. Сосновку. Дорогой раскольники-безпоповцы (в с. Пилипах они имеют молельню) встречали Св. Икону колокольным звоном».

В 1901 году к храму села Пилипы был рукоположен выпускник Житомирского Духовного училища и Волынской Духовной семинарии Михаил Диминский, сын служившего здесь ранее священника Василия Диминского (дед его Никифор также был священником в селе Буряки Житомирского уезда). Отцу Михаилу Господь судил прослужить в Пилипах более полувека. Батюшка сумел пробудить в прихожанах ревность о благолепии храма и те щедро откликались на призыв священника. Так в 1901 году архиепископом Волынским и Житомирским Модестом крестьянам села Пилипы было преподано благословение Божие за пожертвования в местную церковь. В начале 1908 года «за особое усердие и труды по благоукрашению местного храма» были награждены похвальными листами церковный староста Захария Чепюк и Семен Евтощук, а ключнику Парфению Демьянюку было преподано Божие благословение. В конце того же года крестьянин Парфений Демьянюк «за пожертвование на украшение храма» вновь был удостоен Архипастырского благословения, а староста Захария Чепюк и ключник Семен Евтощук награждены благословенными грамотами «за труды по ремонту церкви». В 1911 году Парфению Демьянюку «за усердие в деле благоукрашения храма» снова было «преподано Архипастырское благословение с выдачей установленной благословенной грамоты».

Налаживалось в храме церковное пение. Свидетельство тому – резолюция епископа Волынского и Житомирского Антония (Храповицкого) от 14 января 1905 года, по которой сиделец (т. е. продавец) казённой винной лавки в селе Пилипы Димитриан Лысюк награждался похвальным листом «за устройство церковного хора». Правильный церковный хор был устроен и при церковно-приходской школе. Церковному пению в школе уделялось большое внимание, иногда даже в ущерб другим предметам. Епископ Кременецкий Никон (Бессонов), посетивший школу в Пилипах в октябре 1909 года, «похвалил только успехи по церковному пению». А сопровождавший архиерея уездный наблюдатель церковно-приходских школ священник Владимир Михалевич заметил, что «учитель Левицкий почти исключительно занимается церковным пением. Он здесь давно служит, окончил церковно-учительскую школу, и можно было ожидать лучшей постановки учебного дела, чем оказалось. Священник М. Диминский, долго болевший, теперь выздоровел, и радеет о поднятии школьного дела».

С 1900 года школа находилась в новом доме, построенном на деньги, отпущенные училищным советом. При школе был огород. Учительскую должность могли занимать как мужчины, так и женщины, причем представители не только духовного, но и крестьянского сословия. С 20 ноября 1891 по 1896 год учительствовал Михаил Захарьевич Гардасевич, священнический сын, выпускник Волынской Духовной семинарии. В 1897 году учительницей была Людмила Масюкевич, окончившая Житомирскую гимназию. С 9 октября 1902 года и как минимум до 1909 года учителем служил крестьянский сын Яков Тимофеевич Левицкий, окончивший Житомирскую церковно-учительскую школу. Жалованье учителя по приговору прихожан составляло в 1895-1903 годах 100 рублей в год (в 1888 году – 5 рублей в месяц; в 1889 году – 96 рублей в год). Еще 70 рублей ассигновалось на отопление и освещение помещения, на наём сторожа и учебные принадлежности. Количество учеников составляло: в 1888 году – 22, в 1896 – 35 мальчиков, в 1897 – 54 мальчика и 2 девочки, в 1903 – 66 мальчиков (в том числе 11 старообрядцев и 2 еврея).

Как уже говорилось, в Пилипах издавна жили раскольники-безпоповцы филипповского толка. В 1888 году их насчитывалось 345 душ обоего пола (православных – 903 души), в 1875 – в 25 с половиной дворов жили 102 мужчины и 120 женщин (православных – 96 с четвертью дворов, 385 мужчин и 385 женщин), в 1896 – 402 мужчины и 370 женщин (православных – 542 мужчины, 558 женщин), в 1903 – 400 мужчин и 303 женщины (православных – 637 мужчин, 607 женщин), в 1914 – до 1000 душ (православных – 1250). Отношения между старообрядцами и православными в селе всегда были добрыми. Дети староверов могли учиться в церковно-приходской школе, крестный ход с Почаевской иконой Божией Матери старообрядцы встречали с колокольным звоном, а когда в село приезжал православный епископ, его приглашали посетить местную молельню.

Посещали село Пилипы и православные миссионеры, правда, с различным успехом. Один из миссионеров не особенно одобрительно высказывался о местных старообрядцах. А вот безусловно талантливый Волынский епархиальный миссионер Николай Абрамов (будущий епископ Сумской Митрофан), посетив пилиповских староверов в июне 1904 года, сумел обстоятельно с ними побеседовать. Довольно подробное описание этого миссионерского визита было опубликовано в «Волынских епархиальных ведомостях». Беседа проходила во дворе молельни, представлявшей из себя «довольно обширное деревянное здание, крытое железом, с большим осьмиконечным крестом наверху». Рядом была «на четырех столбах устроена небольшая звонница с тремя маленькими колоколами».

По словам Н. Абрамова, «пилиповская молельня – гордость местных старообрядцев: нигде, говорят они, нет такой молельни, одно паникадило стоит 190 рублей». Уставщиком старообрядцев в то время состоял «некто Фрол Терентьевич, человек еще не старый и, по словам священника, в своем приходе не особенно авторитетный». Старообрядческой общиной, собственно говоря, управляли старики. Н. Абрамов вспоминал: «Мы вошли в небольшой дворик молельни и подошли к домику уставщика. Последний был дома. Помолившись на иконы и совершив уставный начал, мы познакомились с главою, причем батюшка (свящ. Михаил Диминский – прот. В. Шапран) представил меня, как нового Волынского миссионера. «Доброе дело, доброе дело, – проговорил уставщик, – чтоже побеседовать приехали»? – «Да, хочу побеседовать, а главное, познакомиться и поближе сойтись с вашими старообрядцами: вы тут, говорят, люди сердитые и миссионеров не любите», – отвечал я. Уставщик улыбнулся. «Нет, чтоже, – сказал он, – только вряд ли вам удасться побеседовать: народ у нас не начитанный, книг кроме Кормчей да Никона Черногорца нет больше никаких помимо богослужебных». – «Ну, чтоже, мы и без книг побеседуем, коли боитесь, обманывать не будем», – сказал я. Разговорились. Уставщик занялся самоваром, тем временем стали подходить старообрядцы, собираясь к вечерне. Одни из них, более почтенные, входили в комнату к уставщику, другие садились на крылечко или прохаживались по двору молельни.

Со мной все здоровались без всякого видимого недоброжелательства, хотя очевидно и были сильно заинтересованы. Когда народу в ограде собралось достаточно, я вышел на крылечко». Далее состоялась беседа о святых Таинствах и невозможности спасения без них, об истинном священстве, о единоверческом богослужении, о штундистах и некоторых других вопросах. После беседы старообрядцы пригласили миссионера и местного священника в моленную послушать их богослужение. «Вечерня шла истово и торжественно по постовому, так как был Петров пост. Чтение было отчётливое, пение своеобразное – унисонное, мало привычное для православных (мало привычное в то время, а в действительности, исконно православное – прот. В. Шапран). Стихиры пелись с канонархом, на «Слава и ныне» оба лика сходились вкупе. Молящиеся стояли чинно и благоговейно: разом крестились, разом полагали поклоны и т. д. Мужчины стояли по правую, женщины – по левую стороны. Сзади стояли женатые, которые по уставу федосеевцев не имеют права молиться с верными, а только присутствовать за богослужением. Не молились и мы с о. Михаилом «яко неверные». Внутри молельня не представляет ничего особенного; все просто. Много старых икон, аналоев и знаменитое, действительно очень красивое паникадило. Вечерня окончилась. Мы вышли, окруженные толпой старообрядцев… Звонили к вечерне в православной церкви. «Ну, прощайте, – сказали мы старообрядцам. У вас нам молиться нельзя, пойдем туда, где можно; надеемся, что будем скоро молиться там вместе с вами. Простите Христа ради»! «Бог простит, – хором отвечали старообрядцы».

Следует сказать, что и в наши дни в Пилипах сохраняются добрые отношения между православными и старообрядцами. Сейчас не редки даже смешанные браки. Правда, обмирщение жизни коснулось и той, и другой стороны, и многие относятся безразлично не только к обрядам, но и к истинам веры. Вместе с верой, к сожалению, утрачивается и традиционная культура. Осколки ее еще можно наблюдать в наши дни. Фольклорный ансамбль Киевского национального университета культуры и искусств «Кралица» по музыкальному материалу, записанному от старообрядцев села Пилипы, подготовил концертную программу «Русские карагоды».

Промыслом Божиим в селе сохранились и старообрядческая молельня, и православный храм, хотя в советское время гонение коснулось всех верующих. Настоятель православного храма священник Михаил Диминский был арестован в селе Пилипы 21 апреля 1938 года. Обвинялся по статье 54-10 Уголовного кодекса УССР, однако был реабилитирован в ходе следствия в 1939 году. (Информация приведена по работе Тимиряева Е. Р.). В своей автобиографии отец Михаил указывал, что 15 месяцев находился в Бердичевской и Полтавской тюрьмах. Богослужение в храме всегда совершалось по-церковнославянски. Материальное положение священника, как и всех людей, было тяжелым. За требы прихожане старались отблагодарить батюшку натурой. В 1924 году их приношения составляли: за венчание – от половины до пуда ржи, за крещение и за похороны – 10-20 фунтов ржи, за панихиды и поминовения – по два печеных хлеба. Хотя во многих случаях священник служил совершенно безвозмездно. Другой уроженец Пилипов священник Василий Гаврилюк, проживавший в родном селе уже после закрытия храма, был арестован 28 июля 1937 года и осужден на 10 лет лагерей.

Православный храм в 1934 году был закрыт, а в 1935 частично разобран (сняты купола) и переоборудован под клуб. Во время Великой Отечественной войны в храме возобновилось богослужение. Священник Михаил Диминский всю войну находился в Пилипах и служил в храме. В 1948 году в приходской совет входили: староста Михальчук Иосиф Григорьевич, казначей Свинтюк Трофим Кондратьевич (в 1954 году его сменил Ярош Семен Тарасович), церковный сторож Парфенюк Афанасий Григорьевич, члены ревизионной комиссии Фурман Ольга Ивановна и Ярош Антонина Кондратьевна.
В послевоенное время храм носил наименование Рождества Пресвятой Богородицы.

В 1958 году преставился протоиерей Михаил Диминский, за три года до смерти, в 1955 году, удостоенный права ношения креста с украшениями. В характеристике отца Михаила в его личном деле сказано: «Имеет очень доброе сердце, помогает всем бедным и обиженным, делясь с ними последним куском, за что пользуется любовью прихожан, что живут с ним пол века». Погребен протоиерей Михаил на кладбище в родном селе рядом могилами матери и дочери (все могилы сохранились).

С 25 августа 1959 по 10 марта 1960 года приход в Пилипах окормлял священник Константин Олофинский (был настоятелем храма в с. Низгурцы Бердичевского района). В 1960-1961 годах настоятелем был священник Роман Сичкарёв. Этих священников народ в Пилипах не жаловал.
В 1960 году власти начали действия по закрытию храма. 6 декабря на 16-й сессии Пятковского сельсовета за то, чтобы передать церковь под клуб, «висловились»: заведующий клубом в селе Пилипы Полищук В. С., председатель колхоза в Пятке Семенюк С. К., бригадир из с. Пилипы Полищук Н. С., председатель Пятковского сельсовета Ковбасюк П. К. 8 декабря это решение подтвердил Чудновский райисполком, а 12 декабря – Житомирский облисполком.

Однако власти, опасаясь народного гнева, проявили осторожность. 13 марта 1961 года заместитель председателя облисполкома В. Удовицкий писал: «В связи с наступлением большого христианского праздника Пасхи (9-16 апреля), облисполком рекомендует изъятие помещения от общины провести не перед Пасхой, а после, примерно 18-22 апреля». На обратной стороне этого документа карандашная пометка: «Верующие села Пилипы всю ярость направили против свящ. Сичкарева, называя его христопродавцем, его чуть не избили, а его матушка была избита, а вещи разбросаны».
В жалобе, поданной 5 июня 1961 года гражданами села Пилипы генеральному прокурору СССР, описано, как закрывали храм: «Ночью 26 мая 1961 г. оперуполномоченным дознання Чудновского РОМ стар. Лейтенантом милиции Сивим та головою П’ятківської сільради Ковбасюком П. К. и фінагентом Ковальчуком Ив. З. без усяких повідомлень церковной общины забрали от церкви ключи у ключника Никитюка Р. К. в присутности Слободянюка В. Г. и опечатали двери церкви».

Люди подавали жалобы на незаконное закрытие церкви и уполномоченному по делам Русской Православной Церкви в Житомирской области Волкову В. П. 12 июня 1961 года, и в Президиум Верховного Совета СССР 31 июня 1961 года (326 подписей) и 15 апреля 1964 года. Однако всё было безуспешно.
Иконы из храма люди смогли разобрать по домам. На кладбище построили часовенку (капличку), которая стоит поныне, но не используется и разрушается.

Возродить богослужение в родном храме прихожане села Пилипы смогли лишь в начале 1990-х годов – церковь открыли на праздник Успения Пресвятой Богородицы в 1993 году. Большие труды по обновлению храма в те годы подъял староста Григорий Семенович Полищук. С момента возобновления и поныне приход окормляет настоятель Воскресенской церкви села Пятка протоиерей Ярослав Федорчук.

В настоящее время храм носит наименование в честь Успения Пресвятой Богородицы. Три великих Богородичных праздника: Ея Рождества, Покрова и Успения явились престольными праздниками храма в селе Пилипы в разное время. Да пребудет заступничество Божией Матери над сим местом до скончания века.

При написании статьи использованы документы из Государственного архива Житомирской области, архива Житомирской епархии.

Автор благодарит за помощь в поисках материалов диак. Игоря Кучерука, Л. А. Мозговую, а также жительницу с. Пилипы Лидию Ивановну Пичкарёву.

Протоиерей Вадим Шапран,
благочинный Чудновского округа, специально для Интернет-издания «Житомирский Меркурий»

Повернутися